Закрыть ... [X]

Сапгир стих светлый день


Опубликовано: 13.01.2018, 06:44/ Просмотров: 1100

«Сонеты на рубашках»

  1. Тело
  2. Дух
  3. Она
  4. Полифонион
  5. Приап
  6. Рукопись
  7. I. Фриз разрушенный
  8. II. Фриз восстановленный

    Лингвистические сонеты

  9. 1. Звезда
  10. 2. Огонь
  11. 3. Вода
  12. 4. Земля
  13. Сонет-венок
  14. Сонет о том, чего нет
  15. Сонет во сне
  16. Сонет Петрарки 1
  17. Сонет Петрарки 2
  18. Подмосковный пейзаж с куклой
  19. Сонет-статья
  20. Пейзаж с домом творчества Болшево
  21. Будда
  22. Диаграмма жизни
  23. Окно
  24. Поляна в горах
  25. Любовь
  26. Борис Годунов
  27. Мост
  28. Бесстрашная
  29. Урал зимой пятидесятого
  30. Диагноз
  31. Портрет Анны Карениной (с усиками)
  32. Париж (Оскару Рабину)
  33. Этюды в манере Огарева и Полонского

1975-1989

РАЗВИТИЕ МЕТОДА (1991)

МЕТОД случайные слова возьми и пропусти возьми случайные и пропусти слова возьми слова и пропусти случайные возьми "слова слова слова" возьми слова и пропусти слова возьми и пропусти "возьми" — и слова пропусти ДЕРЕВО НАД ОВРАГОМ над оврагом небо падает дерево ящером в снегу изогнулось серый снег падает в небо изогнулось небо серым ящером дерево падает ящером в снег овраг изогнулся серым ящером ящер изогнулся оврагом овраг падает деревом в снег снег изогнулся небом небо падает в овраг овраг изогнулся деревом дерево падает в небо овраг падает в серое небо серый снег падает ящером небо овраг дерево снег изогнулся серый ДВОЙНАЯ ТЕНЬ вздрогнул — моя двойная тень на снегу высоко двоится белая луна на двойной луне — двойное небо три звезды — алмазная стрела на снегу — алмазная стрела вздрогнула двойная луна высоко двоится белая тень вздрогнуло мое двойное небо алмазная стрела пронзила тень — мою двойную тень на снегу МОРОЗ скрипят деревья в лазури — Божья Радость скрипит Божья Радость — в деревьях лазурь крепка Божья Радость — сильней человека щиплет за уши обжигает скулы Божья Радость на ресницах намораживает слезы Радость как в пустыне восхищает в небо дух МАРТ В ЛЕСУ там сейчас весна очевидно синеет лес дорога — развезло очевидно в лес не войти там сейчас развезло — лес дорога в зябкий лес синеет... да очевидно там сейчас — весна: дорога — не дорога и зябкий лес — еще не лес в синий лес не войти — развезло синеет — не войти дорога — развезло и зябко — развезло там очевидно дорога лес сейчас — и не войти ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ а ведь это действительно происходило со многими жившими тогда она писала мне письма не думая хорошо ли они написаны или плохо а ведь это происходило — она писала действительно происходило хорошо она писала — писала письма не думая происходило в ту пору со многими писала письма не думая: мне ли они написаны ведь это со многими жившими они хорошо написаны — эти письма в ту пору действительно жившими или плохо они написаны не думая ведь это в ту пору в ту пору хорошо или плохо — мне они написаны действительно происходило думая хорошо писала плохо писала плохо — написаны хорошо ведь это в ту пору действительно писала написаны — она мне — хорошо плохо — а ведь происходило БОЛЬ это она всегда понимала хорошо: нельзя причинять боль другому "нельзя причинять боль другому? другому это хорошо" /нельзя другому причинять — боль/ "боль — это хорошо, это другому" /боль понимала хорошо: нельзя/ она не понимала: "боль нельзя" /боль — это всегда нельзя/ она всегда понимала: причинять боль — это хорошо, это другому нельзя она хорошо понимала: боль — это всегда хорошо, но всегда причинять нельзя ГОЛУБАЯ КРОВЬ он философствовал в саду: голубой крови не бывает, тысячу человек поставь в очередь, у каждого возьми — все равно красная тысяча человек голубой крови, а поставь в очередь — красная очередь тысячу поставь в очередь — очередь красной крови тысяча человек — очередь! очередь! — крови-то! крови! — красная все равно красная кровь философствовала: голубой крови не бывает, поставь и возьми: красная красная голубая — все равно красная в саду /философствовал он/ крови не бывает в тазу /философствовал он/ отблеск голубой в саду голубой крови философствовал нечеловек Тысяча нечеловек: не бывает! не бывает! крови не бывает — каждого возьми весь голубой философствовал: не бывает голубой очередь философствовала: крови — не бывает крови — бывает человек — не очередь все — не равно СЕВЕРНАЯ ПОВЕСТЬ кентавры северных лесов и чудовищные кресты озер — о них говорили в доме бледные рассветы светили сквозь очки директора музея хранитель северных лесов и озер встречал в доме гостей с юга он показывал им дом где бледные рассветы светили насквозь чудовищными крестами окон из окон было видно: тени северных лесов и озер светились насквозь в небе кентавры северных лесов — лоси уходили в озера неба возле дома — музея бледный хранитель показывал женщине с юга чудовищные кресты и камни тени северных лесов в небе — женщина с юга снилась себе чудовищным крестом в доме бледный хранитель равнодушно перебирал камни — кентавры среди северных лесов и озер светились их тени: женщина — чудовищный крест и хранитель — бледный кентавр ГОРЫ в горах сияли враги — и всегда они находили друг друга в горах находили причину — друг друга сияла причина которая их убивала их всегда находил Бог друзья в себе находили причину убивая друг друга в горах где Бог вернее причина друзей находила друг друга они убивали сияя их всегда находил Бог друзья и враги словно горы в горах горы всегда находили друг друга и причину причин находили убивая друг друга горы сияли нас всегда находил Бог НА ЭКРАНЕ TV на экране вспоминал старик — палач вспоминал и мучился старик — жертва рассуждал благообразный комментатор на голой земле валялись клубки ржавой проволоки ржавый старик — палач вспоминал как докладывал благообразный старик — жертва мучился на голой земле рассуждал комментатор о голой земле клубки ржавой проволоки вспоминали на голой земле голая земля мучилась на голой земле на экране комментатор мучился когда ржавый и благообразный вспоминали о страшных временах страшные времена вспоминали о страшных временах старик мучился вспоминая а комментатор рассуждал: палач и жертва старик — палач и жертва вспоминал о ржавых временах старик — палач и жертва мучился клубком ржавой проволоки экран мучился клубком проволоки на голом экране мучились: старик — палач, старик — жертва и благообразный комментатор страшные времена ЛЕТУЧАЯ ФРАЗА любит русский писатель как русский /это известно/ любит русский писатель как никто /это возможно/ любит русский писатель: никто я! никто! /это слыхали/ никто не любит как русский писатель /это уже перебор/ есть русский писатель и есть русский никто любит русский никто как русский любит русский никто как русский писатель любит русский никто как никто никто не любит чтобы ему — писатель! любит никто чтобы ему — писатель! — чтобы русский писатель ему как никто! а русский писатель не любит не любит писатель не любит как русский писатель как русский не любит и как писатель писатель любит чтобы ему — никто! — чтобы никто: "писатель! не любит!" — ни писатель ни русский — никто и никто КУЗНЕЧИК над горизонтом подпрыгнуло солнце подпрыгнул бинокль в руках наблюдателя на столе подпрыгнула тарелка с черешней так что со стола попрыгали ягоды подпрыгнули рабочие на строительстве дома — продолжали работать как ни в чем не бывало самолет в небе подпрыгнул на тысячу метров желудок подпрыгнул к горлу подпрыгнуло внезапно желание подпрыгнуть подпрыгнул от беспричинной радости машинист электрички подпрыгнула электричка на мосту и подпрыгнули все пассажиры далеко в городе на глазах темноволосой женщины подпрыгнула чашка — на кафельном полу плыли белые осколки разлетаясь подпрыгнуло предчувствие: придет вдруг подпрыгнул политический деятель — мгновенный фотоснимок для журнала подпрыгнули апельсины в сетке подпрыгнули булки на прилавке подпрыгнул пистолет в руке убийцы подпрыгнули статуи в музее изображение любви на экране под прыгнуло с мячом подпрыгнул негр — баскетболист в Нью-Йорке подпрыгнуло здание МЕТРОПОЛИТЕН ОПЕРА на Кавказе подпрыгнула гора там же подпрыгнул город — и весь разрушился и множество вещей важных и неважных возможных и невозможных все подпрыгнули сейчас по одной единственной причине: в сухой траве подпрыгнул серый кузнечик ЧУДО чем ты был? диваном ты был или духом? духами ты был или дохой? Дмитрием Самозванцем ты был — торжествующим умирающим или дохлой кошкой? драматической коллизией — колизеем или попросту дыханием? что ты есть? виолончель или вектор? величие души или венская встреча одна тысяча восемьсот какого-то года? воришка которого вот-вот схватят за руку или венчик фарфоровый? веские доказательства или весы? чем ты будешь? чьей-то выдумкой — чернилами на бумаге или звездным часом? черепом или числом? чеканным профилем на медали или чайником с помятым боком? чайкой или частным случаем? обыкновенной чепухой или Чрезвычайным и Полномочным Послом в Черную дыру? чем бы ты ни был ты будешь — чудом или если ты — ничто все — ничто СУДЬБА /или общность фамильной кармы/ рос на грядке Сутенеев — яркокрасный помидор был украшен красной датой Сутенеев — коридор размахался красной тряпкой Сутенеев — матадор и на красный свет поехал Сутенеев — шофер спорить стал — в дежурку брошен Сутенеев — шофер был быком на землю брошен Сутенеев — матадор сорван был и в ящик брошен Сутенеев — помидор был прокурен и заброшен Сутенеев — коридор и попал на стол к хирургу Сутенеев — матадор выложил на стол тридцатку Сутенеев — шофер стол поставили — стал тесен Сутенеев — коридор подан был на стол и съеден Сутенеев — помидор снова будет подметаться Сутенеев — коридор снова вырастет в теплице Сутенеев — помидор снова лезть готов на стену Сутенеев — шофер снова выйдет на арену Сутенеев — матадор ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ скучно разбрасывать камни швыряешь куда ни попадя ведь из камней ничего не вырастет вина не выжмешь — камни и камни прошло время а ты урока не выполнил больше полгоры осталось может быть надо разбрасывать камни всё время целясь в кого-то и стараясь попасть трех подшиб — время быстрей пошло три четверти времени целое поле битвы кругом лежат стонут корчатся самого тебя временем убило зато все камни раскидал собирать камни куда веселей форма размер узор — само по себе уже развлекает время бежит незаметно будто и не было этого дольнего пути — на каждом шагу поклон пусть гора твоя никому не нужна камни собрал — время убил время — враг человека КОШКА И САРАНЧА /торжество метода/ в темноте поймала кошка саранчу в темноте играла кошка с саранчой саранчой хрустела кошка на свету саранчу пожрала кошка саранчу в темноте поймала кошка темноту в темноте играла кошка с темнотой темнотой хрустела кошка на свету темноту пожрала кошка темноту в темноте поймала кошку саранча саранча играла с кошкой в темноте саранча хрустела кошкой на свету саранча пожрала кошку саранча в темноте поймала кошку темнота темнота играла с кошкой в темноте темнота хрустела кошкой на свету темнота пожрала кошку темнота темнота поймала темноту в темноте темнота играла с темнотой в темноте темнота хрустела темнотой на свету темнота пожрала в темноте темноту СТРЕСС стресс — это с вами случилось это не с вами случилось что-то случилось не то с вами — не с вами случилось с вами случилось не то то! но не с вами случилось вы понимаете что с вами бы то не случилось это не то что как вы это как вы но не то что — вы! — это вы и не вы с вами случилось но вот что: вы — это вовсе не вы вы это! вы! понимаете... с кем-то случилось увы — вы это воспринимаете вы — это кто? это вы? как вы себя понимаете? всадником без головы? кстати! пишась головы шею уже не сломаете СОБАКЕВИЧИ И НОЗДРЁВЫ "Теперь же, когда дело обернулось иначе, собакевичи и ноздрёвы тоже норовили использовать выборное совещательное начало..." (Н. Эйдельман "О реформе 1861г.") дело обернулось иначе теперь же собакевичи и ноздрёвы тоже норовили иначе норовили использовать в дело собакевичи ноздрёва а ноздрёвы собакевича теперь же дело выборное собакевичи: "выборное теперь же использовать!" совещательное ноздрёвы: "совещательное — тоже теперь же! — использовать использовать использовать" использовать когда-а норовили! — совещательные собакевичи и выборные ноздрёвы теперь же когда начало — дело теперь же когда обернулось иначе когда собакевичи — тоже ноздрёвы а ноздрёвы — не собакевичи когда обернулось "теперь же когда" когда выборное дело — совещательное тоже дело: теперь же использовать в дело! когда начало? начало когда?.. собакевичи и ноздрёвы — обернулось: Н. Эйдельман ОПЕЧАТКА /калейдоскоп/ "не менее замечательный рубин высокой огранки подарил Петр Первый курфюрсту Бранденбургскому" /из истории/ не менее замечательную историю Бранденбургского рубина подарил Петр Первый курфюрсту высокой огранки не менее замечательный курфюрст высокой огранки подарил Петра Первого Рубину Бранденбургскому — история! не менее замечательный Петр Брандёнбургский подарил высокую огранку этой истории первому рубину и курфюрсту не менее замечательная история: рубин высокой огранки подарил курфюрста Петра Первому Бранденбургскому концерту не менее бранденбургская высокая огранка подарила рубин /его история: пётр — камень/ замечательному курфюрсту der Erste тот принял с благодарностью /о! гранки/ принял с бранью в адрес бранденбургской охранки не принял по случаю завтрака /о! гренки/ принял вызов и объявил войну — благодарность высокой огранки спасибо тебе охламон Бранденбургский! Петр Рубин — первый корреспондент ИЗ ИСТОРИИ /к сему приложена о! печатка — опечатка/ ПРО БЕРЕЗКУ "счастливый ты, у тебя своя березка есть" — сказал седой американец глядя с балкона счастливый я, у меня своя березка есть счастливая березка, у нее свой американец есть счастливый американец, у него своей березки нет счастливый балкон чуть не обломился от такой красоты: березка американец и я "у нас в Нью-Йорке такой красоты нет" у них в Нью-Йорке такой красоты нет у них в Нью-Йорке — Нью-Йорк, а такой красоты нет у них в Нью-Йорке — красота, а такой красоты нет у них в Нью-Йорке нет нас — такой красоты такой красоты а березка росла в соседнем дворе и рыжие листья падали на соседнюю крышу а соседняя крыша росла в соседнем дворе соседняя крыша падала на соседнюю крышу рыжие листья падали в — двор падал в помойку помойка росла и росла березка и крыши, рыжий американец и я росли и падали в помойку счастливая помойка блаженный зеленый бак, у него своя березка есть НОСТРАДАМУС мы пронизаны предчувствием событий которые узрят те что придут после нас Нас узрят те что придут после нас пронизанных предчувствием тех что придут человеческая кровь потечет на улицы и храмы храмы и улицы потекут на человеческое красные улицы потекут как храмы храмы станут улицы — кровью потекут жертв будет много — много больше чем убийц но убийца будет считать себя жертвой — жертвы вы — убийцы! — закричит убийца — много... слишком много... всех не сосчитать мир будет в руинах отелей вокзалов эстакад мир отелей эстакад вокзалов будет ничто ничто будет в руинах — и это будет мир МИРУ МИР! — на руинах вокзала люди потеряют себя и своих близких будут искать своих близких и потеряют себя будут искать себя — далеких близких потеряют и не будут искать и когда Бог скажет: "довольно страданий" страдания скажут: "довольно Творца" "Дух себе подобный! Ты — Творец страданий!" и тогда Бог скажет: "а страдания Творца?" дьявол будет связан и низринут в бездну бездна будет связана — в дьявола низринута дьявол будет бездной — и низринут в бездну бездна человеческая — бедный Сатана СОНЕТЫ НА РУБАШКАХ 1975 - 1989 ТЕЛО "Здесь только оболочка. Слезы вытри", — сказал отец Димитрий. Продуто солнцем — все в огромных дырах И время водопадом — сквозь меня Но стыну гипсом видимость храня В метро в такси на улицах в квартирах Меня легко представить как коня: Храп трепет плоть. Но вообще я сыро: Вспотевший кус черствеющего сыра В рогоже скользких мускулов возня Чудовищный костюм — мильоны клеток Дворец из тканей радужных расцветок Пожалуй скиньте если надоест Я многим тесно... А иньм просторно... Но вчуже видеть просто смехотворно Как это решето спит! любит! есть! ДУХ Звезда ребенок бык сердечко птичье — Все вздыблено и все летит — люблю — И на лету из хаоса леплю Огонь цветок — всё — новые обличья Мое существованье фантастично Разматываясь космос шевелю И самого себя хочу настичь я Стремясь из бесконечности к нулю Есть! пойман!.. Нет! Еще ты дремлешь в стебле Но как я одинок на самом деле Ведь это я все я — жасмин и моль и солнца свет В башке поэта шалого от пьянства Ни времени не знаю ни пространства И изнутри трясу его сонет ОНА Не по любви а с отвращеньем Чужое тело обнимала... Не ради новым ощущеньем На спинке стула задремала Вина и водки нахлесталась Подмышки серые от пота Морщины страшная усталость... Но предстояла мне работа Меня вращали в барабане Пытали в щелочном тумане Под утюгом мне было тяжко! И вот обняв чужую шею Я снова девственно белею И пахну свежестью — р у б а ш к а! ПОЛИФОНИОН Шкатулка медь сургуч бутыль с клеймом Музейный стул — с помойки уворован Мы в мастерской у Сашеньки Петрова Покрыты даже пылью т е х времен Я — звучный ящик Полифонион На желтой крышке ангел гравировав Вложи железный диск полуметровый — И звон! и Вифлеем! и фараон! Ведь были же трактиры и калоши — Всего себя в тоске перерешу! Когда ж печать последнюю сниму — Рожок играет и коза пасется В арбатском переулке на снегу Напротив итальянского посольства ПРИАП Я — член! но не каких-то академий! Я — орган! но не тот куда "стучат" Я — прародитель всех твоих внучат Я — главный винтик в солнечной системе Я от природы лыс и бородат Я — некий бог издревле чтимый всеми Я — тот дурак... Я — тот библейский гад... Змий своенравен: нервы место время Пусть хочешь ты да я-то не хочу Я — тряпочка. Я — бантик. Бесполезно Меня дружок показывать врачу Но чу — почуял! Как солдат в бою Я поднимаю голову свою Стою горячий толстый и железный РУКОПИСЬ Раскрыл меня ты насмех — наугад На двести девятнадцатой странице Оплыли свечи. Все кругом молчат И дождь потоком по стеклу струится Дорогой кони скачут и храпят В кустах — огни! Предательство! Назад! Мария спит смежив свои ресницы И в лунном свете замок серебрится Начало: "Граф дает сегодня бал" Конец: "Убит бароном наповал!" Я — пыльный том седого графомана Но лишь открой картонный переплет Предутренней прохладою пахнет И колокол услышишь из тумана I. ФРИЗ РАЗРУШЕННЫЙ личаем кудри складки и треснувшие крылья Вдавились мощной длани отпе- чатки поверх легли тончайшей пылью стекло крыло автомобиля закружились в беспорядке взмыли мраморные пятки беззвучно развалились лась половина и на ощупь гладкий странно наложилась ангельский и львиный нет разгадки! II. ФРИЗ ВОССТАНОВЛЕННЫЙ На сером различаем кудри складки Орлиный глаз и треснувшие крылья Вдавились мощной длани отпечатки Века поверх легли тончайшей пылью Куст блеск стекло крыло автомобиля Реальность закружилась в беспорядке Сквозь этажи сквозь отраженья взмыли Блеснув на солнце мраморные пятки Вселенная беззвучно развалилась Реальности осталась половина Все тот же камень — и на ощупь гладкий Но на другую странно наложилась Все тот же профиль ангельский и львиный нет разгадки! ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СОНЕТЫ 1.ЗВЕЗДА Стар неба круг сверлит над космодромом Как сквозь вуаль мерцает Эстуаль Зеркально отраженная изломом Уходит Стелла коридором вдаль Штерн — лаковый журнал — редактор Фауст Звезда над колокольней смотрит вниз Юлдуз по всем кочевьям расплескалась И сытою отрыжкою — Ылдыз! Мириады глоток произносят так Здесь блеск и ужас и восторг и мрак И падающий в космос одиночка И звездам соответствует везде Лучистый взрыв ЗэДэ или эСТэ Где Эс есть свет, а тЭ есть точка ______ Старофранцузское 2. ОГОНЬ Когда славяне вышли на Балканы Был заклан агнец — капли на ладонь Из бога Агни вылетел огонь Зеленый рай синел за облаками Я слышу вой враждующих племен Из глоток: Фаер! файэ! Флама! пламя! Мы были ими, а германцы — нами Смерд сел на Пферд, а Конунг — на комонь Ты, я, они — из одного зерна Я вижу лоб священного слона... Лингвист укажет множество примеров Латинский и г н и с и о г о н ь — в родстве И на закате окна по Москве Как отблеск на мечах легионеров 3. ВОДА Речь как река. Во всем — свои истоки Индусское уда течет в воде И мной разгадан смысл ее глубокий В — влажность. О — овал. Движенье — Д. О удакам ю аква вато вотэ... И выжимая влагу из волос Как много дней и солнца пролилось В небытие пустое как зевота Я пить хочу. Горит моя гортань В ней — скорпионы мерзостная дрянь! Язык мой — враг мой вытянут как жало... И — разрешилось! Ливнем снизошло Все мокрое: асфальт кирпич стекло Ты льешься в горло — мало! мало! мало! 4. ЗЕМЛЯ Не принял дар. Ударил Дарий оземь Посла. Шла мгла опустошая зам А в результате зеленеет озимь В лучах и листьях бродим по лесам Зачем земле мы говорим "Сезам Откройся?" Но о страшном ли мы просим? Блестит и пляшет милая глазам Стоцветкая сокровищница — Осень Или в Крыму — идем беспечно топчем Подошвой прах полынь пыль — почву в общем А там внизу — попробуй гору взрежь Все вздыблено! гигантский ящер согнут О господи! проснется — горы дрогнут Вдруг выдохнет: О Гея! Гильгамеш! СОНЕТ - ВЕНОК Алеше Паустовскому, трагически погибшему — попросившему перед смертью в подарок этот сонет Венок обвили траурные ленты: "От любящих врагов" "от профсоюза" "ЧИТАЕМ ВСЛУХ - друзья интеллигенты" "ЗАБУДЬ И СПИ! - Божественная Муза" "От неизвестной - НАКОНЕЦ-то ТЛЕН ТЫ!" "ПРИЯТЕЛЮ - от Робинзона Крузо" "ЕВРЕЮ - от Советского Союза" "ЗАЧЕМ ТЫ НЕ УЕХАЛ? - диссиденты" "СКОРБИМ И ПЬЕМ - деятели искусства" "ПРОЩАЙ ДРУЖИЩЕ - водка и закуска" "СДОХБАЧКА! СДОХ! СОВСЕМ ПРОПАЛ - монголы" "УШЕДШЕМУ С ТОСКОЙ - собака Ларри" "СВЕЖАТИНКЕ! - кладбищенские твари" "Соседи по могиле - НОВОСЕЛУ!" _____________________ Подарок за подарок - ответный дар Алёши был рисунок - заброшенное кладбище в пустыне. СОНЕТ О ТОМ ЧЕГО НЕТ Яну Сатуновскому То мяса нет то — колбасы и сыра То шапок нет куда я не зайду Но я встречал и большую беду Нет близких Нет здоровья. Нет квартиры Нет радости нет совести нет мира Нет уваженья к своему труду Нет на деревне теплого сортира Нет урожая в будущем году Но есть консервы РЫБНЫЕ ТЕФТЕЛИ Расплывчатость и фантастичность цели Есть подлость водка скука и балет — Леса и степи, стройки и ракеты Есть даже люди в захолустье где-то И видит Бог! — хоть Бога тоже нет СОНЕТ ВО СНЕ Приснились мне превратности такие: Я сочинил сонет. Но удивленно Он вытянулся полкою вагона И почему-то стал поездкой в Киев Кружилось поле. Дверь гремела ручкой Сбиваясь ямб стучал скакал по рельсам Я полкой был! Колесами! Трясучкой Томительной! — и вечером апрельским Я был внутри сонета и снаружи И я страдал, что это обнаружат И снова на Урал — служить солдатом Но мой сонет бренчал стаканом чая Смотрел в окно меня не замечая И выглядел Анваром Садатом СОНЕТ ПЕТРАРКИ Если то не любовь, то что же я чувствую? (Франческа Петрарка) 1 Но что со мною, если не любовь? А если я влюблен, то что же это?! Само-му-чи-тель-ство!.. Простите, нездоров. Заразный. Все. Не прикасайтесь. Вето Попался, влип — не рыпайся, не сетуй Ведь все живут, хотя умрет любой. Банальная, как девка из балета, Любовь, как смерть, расправится с тобой. И будешь ты носиться без руля, Безвольно плавниками шевеля, Во власти волн... как говорит Петрарка... Где шеи начинается изгиб, Там темный завиток — и я погиб! Я в зной дрожу! мне на морозе жарко! СОНЕТ ПЕТРАРКИ Будь благословен день, месяц, гад— (Франческа Петрарка) 2 Я помню год и месяц, день и час, Твой локон юный, вид бесцветно-кроткий... Тот человек... Где он теперь, сейчас Тот иудей со шкиперской бородкой? Я помню, мы накачивались водкой... Пришла с подругой... села не дичась.,. И день был странный — длинный и короткий В пустой квартире — в небе светлых глаз. Я помню все — и тени на снегу И даже то, что помнить не могу, Как целовал тебя в тот вечер марта Не я! Как упивался поцелуй До крови! Как окреп и вырос хуй! И ревность обжигает так же ярко! ПОДМОСКОВНЫЙ ПЕЙЗАЖ С КУКЛОЙ Вся в ряске течет полудохлая Клязьма В осоке видна утонувшая сапгир стих светлый день кукла К осени — дождь... Но и солнышко дразнит Окраина вся менструально набухла На том берегу магазины и праздник Здесь кто-то крикнул а там кто-то гукнул Там пьяный бежит. А другой безобразник Чернеет в траве словно жук или буква Что все это — кукла плакаты бараки? Наверно какие-то тайные знаки — И всюду рассыпанные человечки И желтый закат за поселком — и даже Лошадь белеющая у речки В нечеловеческом этом пейзаже СОНЕТ-СТАТЬЯ "Большая роль в насыщении рынка това- рами принадлежит торговле. Она необычный посредник между произво- дством и покупателями: руково- дители торговли отвечают за то, чтобы растущие потребности населе- ния удовлетворялись полне- е, для этого надо развивать гото- вые связи, успешно решать проблемы улучше- ния качества работы, особенно в отноше- нии сферы услуг, проводить курс на укрепле- ние материально-технической базы, актив- но внедрять достижения техники, прогрессив- ные формы и методы организации труда на селе" ПЕЙЗАЖ С ДОМОМ ТВОРЧЕСТВА БОЛШЕВО "Заходящее солнце косыми лучами освещало зеленые верхушки деревьев" (из рассказов начинающих писателей) Дом обжитой и барский-довоенный Бывали в нем Горький и Гайдар Я помню фотографию: военный До блеска выбрит — как бильярдный шар Старуха знаменитая когда-то Здесь ходит в джинсах в красном парике И сценарист таинственный как дата Весь в замше размышлять идет к реке А солнце заходящее лучами Чего-то освещает... И ночами Из-за гардин в аллее мертвый свет Как бьется сердце!.. Утром у столовой Сидят вороны крупные как совы На ветках увенчавших мой сонет БУДДА Такой большой!.. Такой... большая мама Как Гималаи — вдаль — и нет конца В тени — яйцо огромного лица Не Будда это а скорее Брама Он видит сны — и эти сны — Он сам Звездой в песчинку... с губ раскрытых — прямо... Но сквозь вселенную он слышит голоса И шарканье по гладким плитам храма Тянулся хвост.. ура дошли до пяток: Глазеем на божественный порядок: На каждом пальце — красная спираль В неслышном свисте в вихре и содоме Недаром мой отец — сапожник Беме' Вдруг понял я что этот мир — печаль ДИАГРАММА ЖИЗНИ Улыбчивые старцы-мудрецы Разглядывают диаграмму жизни — Поэтом будет... при социализме... — Судьба печальная — заметил Лао-цзы И вот родился я в своей отчизне... Была война..- Давили подлецы... На грядке кошка ела огурцы.., Скучища — хоть на лампочке повисни! Вдруг выигрыш — поездка в Сингапур И тут где жизнь как сладкий перекур Я фреску увидал в китайском храме Там на стене где ивы и дворцы Улыбчивые старцы-мудрецы Беседуя склонились к диаграмме ОКНО Лежу затылком чувствую: оно Распахнуто — как будто дышит ветка Хочу взглянуть. Но возникает некто — Вам шевелиться не разрешено На потолке — кукушечье пятно... Досадно! глупо! Вот что видят все кто... Еще — на двери — марлевая сетка Но слава Богу в мире есть окно Там облачно — недаром тень в палате Там в белой раме — город на закате Далеко — пляж... зеленая волна... Так явственно что можно все потрогать! С трудом в подушку упирая локоть Я обернулся: за окном — стена ПОЛЯНА В ГОРАХ Вся в воздухе стеклянная поляна Лишь тикающий шорох из тумана — С деревьев тающий и падающий снег Там — замирающие наши разговоры И оплывающие кельнские соборы И осыпающийся псевдочеловек И если слушать в молоке в лесу ли И снега шлеп и проблеск как бы хруст То различишь дыхание косули И глаз ее армянский полный чувств А если выше выше — всей поляной — Всем слухом подниматься в тишину То станешь белой бабочкой стеклянной Иль просто каплей слышащей весну ЛЮБОВЬ Надежде Януариевне Рыковой Пообещала — значит выйдет скоро Одну бутылку подобрал в подвале Другие две строители мне дали Купил трески и пачку БЕЛОМОРА Стучал в окно — играл как на рояле "Май дарлинг" вызывал — для разговора Шипел мяукал... Приняли за вора Ушел в подъезд — опять меня прогнали Что бормочу лишь ей одной понятно Вон за стеклом — и нос ее и пятна — И вертикальный с золотом зрачок Отец ее и враг из дома вышел Зачем сказал он то что я услышал? — "Влюбленный в нашу кошку дурачок" БОРИС ГОДУНОВ Явился самозванец самиздатом "Тень Грозного меня усынови..." Мнил — цезарем, любимцем меценатом Отторгнут — чужеродное в крови Развращены бездельем блудом блатом Ворье и грязь — кого ни назови Сопливясь от усердья и любви Да! сильного признаем Старшим Братом И между тем как свиньи жрут почет Толкается! — под ребрами почет И чует правду — прожигает просто (Тень Грозного?) Встряхни ж нас царь Борис Да крепче поухватистей берись Чтоб отлетел весь мусор гной короста МОСТ Бородачи пузаны — малышня Гуляем во дворе нарядных ясель Лепечем и пузыримся: ня! ня! Визжит как смерть! — упал и нос расквасил Влез на горшок величие храня Все девочек исследует — мамасик Обиделся: не поняли что — классик Дым! шоры! обезьянник! злоба дня! Когда иду я через Крымский мост — Стальные фермы — балки вперехлест — Заклепки в два ряда — стальные шляпки — Весь в солнце — над рекою — в пустоте Теряя чешую монетки перья тряпки Завидую высокой простоте БЕССТРАШНАЯ Памяти Нади Эльской И плоти-то в ней не было почти — Одна улыбка. Смерти что за пища! — Пронзительные светлые глазищи А вот она возьми и предпочти Споткнулась и лежит на пол-пути А там весной как соловьи засвищут Ее покойный Цыферов отыщет И скажет: "Есть надежда... не грусти..." Искусство лезло в парки и квартиры Бульдозеры карежили картины И коршуном над паствою — Оскар... Соратница! пьянчужка! анархистка! Ты — с нами! мы — с тобой! мы здесь! мы близко! Вот только б тебя Генка отыскал УРАЛ ЗИМОЙ ПЯТИДЕСЯТОГО Сугробом кровля — овощехранилище С зарей приводят женские бригады — Штаны платки бушлаты и заплаты Внизу темно и скользко — запах гнили еще Зато попеть позубоскалить рады Всему научат в лагере: училище — А эта блядь откуда еще вылезла?.. Глаза блестят и губы виноваты — Скучает дура по тебе траншея! — Из-под тряпицы тоненькая шея Картофелина вроде проросла Вверху белеют смутные окошки... Возились двое на горе картошки — Да это ведь любовь у ней была ДИАГНОЗ Директора наших новых форм и объединений Единственные между двукрылыми отличаются Конкретными фактами неоправданных проволочек — Крылья их прозрачны, жужжала белые Они питаются кровью — и опираются лапками На самые широкие слои современного общества Личинки их напротив насыщаются различными Проспектами и премьерами в благотворительных целях Обладая возможностью демократического выбора Самка кладет 12 штук сравнительно больших яиц В комиссии подкомиссии — щели пола и пыльные угли Па очередном заседании народные депутаты Выкрикивали с мест — многие вели себя некорректно От чесания воспаление и зуд только увеличивается ПОРТРЕТ АННЫ КАРЕНИНОЙ (с усиками) Она слышала звуки шагов его по кабинету Высокая трава обвивалась вокруг Впечатление мрака при потухшей свече Она боялась оставаться одна теперь "Вы но не я" — сказала она оборачиваясь "А хорошо! очень хорошо" — сказал он сам себе "Уехал! конечно" — сказала себе Анна И подошла к трюмо чтобы увидеть Глядя на тень вагона на смешанный с углем Какое-то неприятное чувство щемило Солдаты брякнули ружьями, арестанты Блестящие казавшиеся темными от ресниц Приближение поезда... Эта радость избавления... Усики над вздернутой губой ПАРИЖ Оскару Робину Люблю Париж — с утра он пуст и чист Под тентом стулья расставляя ловко (Туристы — собирается массовка) Гарсон свистит — скучающий артист Квартал Марэ лилово-серебрист На заднике — дождь брызнул — растушевка — Античный хлам — блестящая дешевка "Мак-Дональд" вылез как из-за кулис По вечерам — теней и света драма — Мысль Эйфеля и думы Нотр-Дама В аквариумах — розы и амор... Но в сущности Париж мочою пахнет А над Монмартром — призрак в небесах — нет! Белея куполом сверкает Сакрекёр ЭТЮДЫ В МАНЕРЕ ОГАРЕВА И ПОЛОНСКОГО 1 Никто! мы вместе только захочу на финских санках я тебя качу ты гимназисткой под шотландским пледом а я пыхтящим вислоусым дедом — и разбежавшись по дорожкам льдистым сам еду на полозьях гимназистом Мы — отсветы чужие отголоски мелькают елки сосенки киоски — и с хода на залив где ветер дует где рыбаки над лунками колдуют где мне в лицо пахнет твой волос дымный не нашим счастьем под луною зимней 2 Снежный ветер дует с белизны залива рыбаки на льду чернеют сиротливо Зябко — руки в рукава шинели прячу и дышу в башлык — иду к нему на дачу Долго буду там в углу снимать галоши юной горничной шинель смущаясь брошу К лампе - к людям — в разговор! — "Хотите чаю?" за чужой спиной себя на стуле замечаю и рука с кольцом холеная — хозяйки чашку мне передает "Возьмите сайки" Обыск был у Турсиных — все ли цело? Все сидят наперечет люди дела Маша теплится свечой — чистым счастьем и на сердце горячо что причастен 3 Прочли письмо узнали росчерк вот кто иуда кто доносчик! Тянули жребий — люди чести и тот кому достался крестик взял револьвер тяжелый как замок кивнул и—в дождь... Ждал долго... Весь промок Сюртук тяжелым стал хоть выжми но ствол сухим держал подмышкой все вглядывался в ночь откуда сейчас появится иуда все пальцы разминал которые свело и все спешил душой пока не рассвело 4 Еще пел соловей в бледных зарослях мая комары уже открыли пляжный сезон на заливе Ты брился отдувая щеку в зеркало подкручивая победные усики ты душился пачулями и быт глубоко и серьезно несчастен Она шла и шла по чуть заметной тропинке расталкивая коленями тяжелый шелк платья не хотела слушать никаких объяснений и не успевая сам за собой ты спешил впереди себя за взволнованным демоном цвета морской волны даже схватил ее за руку нетерпеливо отдернула отмахнулась от комара локоть заехал тебе в лицо было неловко и больно она сердилась все было кончено Револьвер был чужой и тяжелый как амбарный замок с ключом но что делать — во всех столичных газетах уважающая себя публика стрелялась только из американского СМИТА И ВЕССОНА и представив себе ее слезы (будешь! будешь!) допускаю ты застрелился ведь когда я встал со скамейки ты остался на ней полулежа куколкой — раскрытой оболочкой Колыхаясь на ветру блестящей тканью шли из Хельсинки длинные фургоны — машины время здесь пронизывало время (крики лыжников их быстрые тени)... и полней блаженство возвратиться возвратиться чтобы застрелиться 5 Опять на финских саночках тебя качу качу и волосы кудрявые щекою щекочу ты в муфте прячешь кроликов — я там и сам живу полозья наши скрипнули со снега на траву цветы такие нежные что кисея — внизу давно по лесу летнему я саночки везу твои глаза смеются: нет! — и губы как оса а брови твои ласточкой ширяют в небеса ныряй сквозь солнце ласточка! взгляни раскоса как нас под медвежьей полостью уносит прочь рысак (платок из муфты вынутый нетерпеливо мнут) мы до моста Елагина доскачем в пять минут Зажглись электролампочки у Зимнего в саду тебя из века вашего как прапор я краду 6 Свесил усы и глядит дед видно что свитер мешком прямо на тело надет джинсы на бедрах не просто в обтяжку — в облип взглядом по швам по медяшкам — сразу погиб тут и причины не надо — молодость — вот и предлог абрис грудей показать — крепость и грацию ног Смотрит Обломов и Штольц — и Короленко дед это парнишка из Штатов — пастух... двоеполое! бред! 7 Ты меня зовешь взглядом в какое-то достоевское до-блоковское дрожки одинокий прохожий Парголово Павловск Териокки пустынный вид залива Финского почти что Эда Баратынского Ты меня зовешь смехом парковая статуя под снегом девичий портрет Маковский Репин и кумиры: Царь Жорж Санд Тургенев рассмеялась — и блестят блестят испуганные так придумал что почти что вспомнил Твой смех перерастает в кашель Ну теперь что доктор скажет мыза кумыс Баден-Баден Ницца мама брат жених — уйти уединиться Монашка деловито: "какая красавица" Жизнь короткая почти как детское платьице 8 Твои веки — спящие голубки и порхают быстрые улыбки встрепенулись под рубашкой два голубя и взлетают руки твои голые так прекрасно что держу пока третьего меж кружев голубка Расскажу тебе свой сон откровенно пусть уводит по руке бледнея вена снилась мне ты с нэпманами лысыми и не с лысыми — с большими крысами в мюзик-холле с толстым червяком — покупал а сам едва знаком Декорации переменились сразу раздают тебя солдатам по ленд-лизу получил брусок тебя — точно масло спрятать в тумбочку хотел — нет! опасно уронил искал и сам на месте том поскользнулся плюх — в тебя... В руку сон! 9 (из Уланда) Иди ко мне — ты — жизнь моя живая Уйди — ты — смерть моя — сомлело сердце Я все что горькой жизнью называю а все что сладко называю смертью 10 "Она его не любила а он ее в тайне любил" Неужто все это было? И век девятнадцатый был? Мы пугалом сделали атом мы вызвали нечисть из тьмы Подумать что с веком двадцатым уже на исходе и мы И все же затянем уныло мы внукам своим из могил "Она его (жизнь) не любила а он ее в тайне любил" 11 Воронье царство у реки — крик по верхам орленым В Кремле латышские стрелки стреляют по воронам По выправке военный спец иду в шинели долгой Бежишь — и март как леденец — ты — худенькая с челкой Нет! мы встречаться не должны Патруль чернеет у стены Но обмирает сердце... В дни революций и войны любовь мудрее смерти 12 Будда — путник золотой стоял у храма и бежали дети — вся его охрана нищенкой лежала на ступенях ты Сам я — тоже в желтом — стрижен под "нулевку" с миской белой жести — но просить неловко если б только пищи — но еще — любви 13 Стала появляться где и не хочу даже в пошлой очереди на прием к врачу даже в переполненной утром электричке даже на экране — почему-то в бричке и хоть непохожа на тебя Алиса Френдлих в этой утешительной сказочке для бедных — завитки на шее поворот головы скорая походка людей деловых и что-то довоенное как мятное драже обложка мягкой книжки зачитанной уже эта стать мальчишеская дерзости броня — и странная уверенность что ты нашла меня 14 На выставке мейсенского фарфора вдруг вспоминаешь город который отец наш работал на ИСКОЖДЕТАЛИ дважды во время войны угорали город который остался деревней лишь монастырь — общежитие'— древний сонный пуховый — зимой и летом сидели с коптилкой — не баловал светом чувствую с детства что-то утратил был у меня Сережка — приятель однажды гляжу на него и через кожу вижу зеленый череп главное сам я не испугался череп светился и разлагался что-то со зреньем (подумал) — но вскоре мальчик Сережа умер от кори гробик ветер гроза... и сразу про всю в ангелочках немецкую вазу — я пропускаю года четыре — она стояла в московской квартире на пианино достойно и чинно но прежний хозяин (я чуял) скотина! 15 То достаю из прошлого то в настоящем прячу то вырву кусок кинопленки из времени наудачу а лучше всего твои лица склеить в виде кольца и запустить на монтажном столе — пусть светится без конца 1987 г. last modif. 03.05.02 19:39:20
Источник: http://modernpoetry.ru/main/genrih-sapgir-stihi


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Презентация по литературному чтению 3 класс Школа 2100 на Сценарий дня рождения для анастасии

Сапгир стих светлый день Сапгир стих светлый день Сапгир стих светлый день Сапгир стих светлый день Сапгир стих светлый день Сапгир стих светлый день

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ